Кометарии

Речь идет о следующих объектах недвижимости:

— входящих в состав единого недвижимого комплекса;

— объектов незавершённого строительства и машино-мест.

Новые формулы для определения кадастровой стоимости позволят рассчитать её как максимально приближенную к рыночной. Нововведение, которое вступит в силу со 2 марта, позволит уменьшить количество разбирательств по оспариванию кадастровой стоимости и упорядочить формирование корректной налоговой базы по налогу на имущество физических лиц.

Новые правила разрешили проблему определения кадастровой стоимости объектов незавершенного строительства, прямо предусмотрев корректировку кадастровой стоимости пропорционально изменению степени готовности объектов. Собственнику стоит помнить, что при изменении кадастровой стоимости по мере строительства изменится и размер налога на имущество.

(Приказ Минэкономразвития России от 24.09.2018 № 514)

Арбитражный управляющий обладает особым статусом в банкротстве: анализирует и следит за финансовым состоянием должника, принимает меры к тому, чтобы пополнить конкурсную массу и сохранить активы. Именно управляющий проверяет все сделки банкротящейся компании за несколько лет до возбуждения процедуры банкротства и устанавливает, не было ли вывода активов, не совершены ли подозрительные сделки. Обычно проверяют три года – так называемый срок подозрительности.

Для того, чтобы проверять и оспаривать сделки, при необходимости — возвращать активы, управляющему предоставлены «суперполномочия» — он может запрашивать необходимую информацию о должнике, его руководителях, контролирующих лицах, их имуществе, контрагентах и обязательствах у любых физических, юридических лиц и госорганов (включая коммерческую, служебную и банковскую тайну). В самой первой процедуре банкротства – наблюдении – управляющий проводит финансовый анализ состояния должника и решает, возможно ли восстановить его платежеспособность. На этой стадии компания также обязана в письменном виде согласовывать с временным управляющим заключение ряда сделок (п. 2 ст. 64 Закона о банкротстве). Позднее, в других стадиях банкротства (конкурсное производство, внешнее управление), арбитражный становится по сути руководителем должника, вправе распоряжаться его имуществом, контролировать заключение всех сделок. Кроме того, арбитражный управляющий организует и проводит собрания кредиторов, на которых решаются важнейшие вопросы: введение следующей процедуры банкротства, смена арбитражного управляющего, выбор комитета кредиторов и др.

Как обычно в рамках процедуры, Должник желает уйти от обязательств, а Кредиторы, в свою очередь наоборот, борются за его активы. Если деятельность прежних руководителей была не совсем законной, новый управляющий несет для них угрозу. Они могут саботировать его работу – например, не передавать нужные документы, имущество, печати и штампы (при этом наступают неблагоприятные последствия для руководителя/бенефициара в виде риска привлечения к субсидиарной ответственности, наложении штрафа судом и иных мер ответственности). Кредиторы также имеют рычаги воздействия на, казалось бы, независимого управляющего. Например, банки могут безнаказанно бомбардировать его запросами и жалобами, если он отказывается исполнять их требования, запросы.

Впрочем, арбитражные управляющие на практике чаще всего действуют в интересах лица, которое «спонсирует» их и саму процедуру банкротства. Это могут быть или кредиторы (мажоритарный кредитор или группа кредиторов), или должник (если он фактически заправляет процедурой через подконтрольные компании).

Кто же предлагает суду кандидатуру управляющего?

Помимо кредитора-заявителя по делу о банкротстве, это мажоритарный кредитор – чаще всего банк, который проголосует за «своего» управляющего на первом же собрании кредиторов. Определить своего кандидата может и должник в случае «срежиссированного» банкротства. Однако сейчас это право существенно ограничено. Так, с января 2015 г. должник утратил право заявлять кандидатуру арбитражного управляющего при заявлении о своем банкротстве. На практике же у должника осталось право заявить саморегулируемую организацию (СРО), из числа членов которой может быть утвержден арбитражный управляющий, а потом способствовать тому, чтобы СРО предоставила необходимую должнику кандидатуру.

Но в целом у кредиторов больше инструментов влияния, чем у должников. Банки и налоговый орган получили возможность инициировать банкротство без обязательного «просуживания» долга. Это означает временную фору перед другими кредиторами, которым надо предъявить вступившее в законную силу решение о взыскании задолженности. Пока они судятся  – банк может опередить их с заявлением о банкротстве и предложить свою кандидатуру управляющего. Если последний станет неугоден мажоритарному кредитору или кредиторам, чьи требования в реестре составляют большинство, то собрание кредиторов вправе назначить нового управляющего или определить другую СРО, из членов которой его выберут, но при этом, необходимо доказать суду, рассматривающему соответствующее ходатайство о неправомерных действиях/бездействии управляющего. Чем больше право требования у кредитора, тем больше веса имеет его голос на собрании. А с января 2015 г. голосовать по некоторым вопросам на собрании кредиторов могут и те из них, чьи требования обеспечены залогом (опять-таки, чаще всего это банки).

Инициатор банкротства или мажоритарный кредитор, который предлагает кандидатуру управляющего, чаще всего ставит перед последним цели и ожидает их выполнения. При этом, цели могут быть разные – одни ждут активной и профессиональной работы для того, чтобы максимально вернуть долги, другие хотят, чтобы управляющий скрыл вывод активов и помог контролирующим лицам избежать ответственности. Усиление прав кредиторов привело к тому, что арбитражные управляющие, по сути, полностью зависимы от мажоритарного кредитора.

Жалобы на управляющих: цели и средства

Пока же воздействовать на недобросовестных управляющих можно с помощью жалоб. Их привлекают к гражданской, административной, уголовной ответственности.

Неисполнение арбитражным управляющим обязанностей, установленных законодательством о банкротстве, если отсутствуют признаки уголовно-наказуемого деяния, влечет предупреждение или наложение административного штрафа по ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ («Неправомерные действия при банкротстве»). Повторное нарушение может повлечь за собой дисквалификацию арбитражного управляющего на срок от 6 месяцев до 3-х лет.

Нужно отметить, что в последнее время арбитражные суды стали гораздо чаще привлекать арбитражных управляющих к административной ответственности по ст.14.13 КоАП РФ.

Кроме того, кредиторы могут привлечь арбитражного управляющего к гражданской ответственности за убытки, причиненные в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения возложенных на него обязанностей. Но поскольку его деятельность не носит характера предпринимательской, то для привлечения к ответственности за убытки обязательным условием является наличие вины.

Жаловаться на управляющих можно в рамках дела о банкротстве, в СРО или в Росреестр, который является надзирающим органом. Его статистика показывает, что это довольно действенный инструмент. В 2015 г. ведомство приняло намного больше жалоб, чем в предыдущем. Это связано с увеличением числа банкротств и изменениями законодательства, отмечается в отчете.

Что касается уголовной ответственности, к ней управляющих привлекают нечасто. Срок давности по ст. ст. 195 УК РФ («Неправомерные действия при банкротстве») составляет всего два года.

Основная идея поправок Верховного суда в закон о банкротстве – дать арбитражным управляющим полномочия по проверке обоснованности требований кредиторов по всем без исключения категориям банкротных дел.

Последнее мотивировано тем, что из года в год продолжает расти количество обособленных споров в рамках банкротства. По статистике, которую приводила судья ВС Ирина Букина на одном из заседаний Пленума, число рассматриваемых обособленных споров по делам о банкротстве достигает 40% от всех дел, которые рассматривают арбитражные суды.

По словам Ирины Букиной, судьи Верховного суда, законопроект разработан в связи с увеличением поступающих заявлений о банкротстве должников. «В 2017 году их число выросло почти на 19%,

В число таких обособленных споров входят и заявления кредиторов, которые хотят включиться в реестр. По каждому их требованию суд должен принять заявление с вынесением соответствующего определения, назначить судебное разбирательство, известить стороны о времени и месте разбирательства, провести судебное заседание, вынести решение, изготовить судебный акт, направить его копии всем лицам, участвующим в обособленном споре. Это, как говорится в пояснительной записке, ведет к «неоправданному увеличению нагрузки на судей, возрастанию расходов на отправку судебной корреспонденции, отвлечению времени, сил и внимания судей и сотрудников аппарата судов от сложных дел, в которых имеется настоящий спор о праве, на дела хотя и бесспорные, но требующие значительных трудозатрат».

Вместе с тем, подчеркнула Букина, значительная часть требований носит бесспорный характер. Например, такие требования можно подтвердить судебными решениями, вынесенными еще до возбуждения банкротного дела.

Верховный суд предлагает исправить эту ситуацию. Для этого нужно переложить на арбитражного управляющего первичную стадию проверки обоснованности требования кредитора. На эту процедуру у управляющего будет месяц. «Это приведет к тому, что бесспорные требования, по которым не имеется возражений, не будут доходить до суда», – уточнила Букина.

Такой порядок уже действует по банкротным делам отдельных категорий должников, например застройщиков и банков, и он «продемонстрировал свою эффективность». При этом ВС подчеркивает: умаления прав кредиторов на судебную защиту не произойдет. Им в соответствии с законопроектом дадут право направлять свои возражения против заявленного требования непосредственно арбитражному управляющему. Кроме того, они смогут обжаловать решение управляющего и в судебном порядке.

Еще одна обязанность, которую вменят управляющему: раз в два месяца направлять в арбитражный суд отчет о результатах рассмотрения обоснованности требований. Суд же будет публиковать информацию об этом на своем сайте.

Предложенные изменения носят достаточно революционный характер. Еще недавно и доктрина, и практика строились на принципе проверки судом обоснованности и размера требований кредиторов вне зависимости от наличия разногласий относительно этих требований между должником и лицами, имеющими право заявлять соответствующие возражения, с одной стороны, и предъявившим требование кредитором – с другой. Законопроект предлагает просто заменить в этом принципе суд на управляющего.

Верховный суд предложил рабочий механизм. При этом ужно учитывать, что степень ответственности и рисков управляющих в последние годы существенно возросла, а новые обязанности увеличат нагрузку. Это негативно скажется на соотношении трудозатрат по сопровождению процедуры и размера вознаграждения.

По итогам рассмотрения законопроекта Пленум ВС единогласно решил внести его на рассмотрение в Госдуму.

Содержание вносимых поправок в закон, смотреть в ПОСТАНОВЛЕНИИ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ № 37 г. Москва 27 ноября 2018 г. О внесении в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации проекта федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)».

«26» июня 2018 года Пленум Верховного суда принял новое Постановление № 27 об оспаривании крупных сделок и сделок с заинтересованностью. В числе прочего ВС рассказал о сроках исковой давности для таких споров, выделил количественные и качественные их критерии, распределил бремя доказывания между истцами и ответчиками и разъяснил сроки исковой давности.

  1. Пленум ВС указывает: для квалификации сделки как крупной необходимо одновременное наличие у сделки на момент ее совершения двух признаков: количественного, или стоимостного, и качественного.

Так, согласно количественному критерию, сделка будет признана крупной, если ее предметом выступит имущество, балансовая стоимость которого составляет 25% и более от балансовой стоимости активов общества.

Качественный критерий крупной сделки, в свою очередь, применим, когда сделка выходит за пределы обычной хозяйственной деятельности, то есть ее совершение «очевидно приведет к прекращению деятельности общества или изменению ее вида либо существенному изменению ее масштабов». Например, к наступлению таких последствий может привести продажа или передача в аренду основного производственного актива компании.

  1. Пленум ВС дает разъяснения относительно критериев признания крупной сделки, предусматривающей обязанность производить периодические платежи, – то есть договоры аренды, оказания услуг и другие. Такие договоры будут признаваться крупными в случаях, когда сумма платежей по ним за период действия соглашения превысит 25% от балансовой стоимости активов компании. Договоры, заключенные на неопределенный срок, признают крупными, если их стоимость превысит четверть стоимости компании за год действия сделки.
  2.  ВС указывает: любая сделка общества считается совершенной в пределах обычной хозяйственной деятельности, пока не доказано иное. Бремя доказывания «запредельности» такой сделки, согласно позиции Пленума, лежит на истце. Это существенно отличает документ от «старой» версии разъяснений ВАС, согласно которой ответчик должен доказывать, что сделка была заключена в ходе обычной хозяйственной деятельности.

Данное разъяснение создает еще одно ограничение для оспаривания крупных сделок. Так, может возникнуть ситуация, когда участник не всегда сможет доказать, что сделка по отчуждению крупного актива общества выходит за пределы обычной хозяйственной деятельности.

Также вводится презумпция отсутствия обязанности изучать, является ли сделка крупной или сделкой с заинтересованностью для контрагента. Например, тому не нужно будет изучать бухгалтерские документы компании-контрагента. На истце, согласно позиции Пленума, лежит бремя доказывания того, что другая сторона по сделке знала или заведомо должна была знать о том, что сделка являлась для общества крупной или в отношении нее имелась заинтересованность.

  1. Если сделка является одновременно и крупной, и сделкой с заинтересованностью, она подлежит совершению с соблюдением как правил о крупных сделках, так и правил о сделках с заинтересованностью. В случае, когда устав компании не предполагает одобрения для сделок с заинтересованностью, она подлежит одобрению только как крупная сделка.
  2. Пленум ВС отмечает: в голосовании по вопросу об одобрении сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, не вправе принимать участие юр. лица, которые хотя и не являются заинтересованными лицами, но находятся под контролем заинтересованных лиц.

Такую практику экономколлегия ВС стала недавно проводить в отношении аффилированных лиц должника, запрещая им голосовать на общих собраниях кредиторов.

  1. Верховный суд напоминает, что срок исковой давности по требованиям о признании крупных сделок и сделок с заинтересованностью недействительными и применении последствий их недействительности исчисляется по правилам п. 2 ст. 181 Гражданского кодекса и составляет один год.

По общему правилу исковая давность для требований участника, акционера или члена совета директоров исчисляется со дня, когда директор узнал или должен был узнать о том, что сделка совершена с нарушением закона. А в случае, если руководитель был явно недобросовестным и находился в сговоре с другой стороной сделки, исковая давность исчисляется со дня, когда истец узнал или должен был узнать о нарушениях.

  1. Решение об одобрении сделки с заинтересованностью не является основанием для отказа в удовлетворении требования о признании ее недействительной. При наличии такого решения, однако, на истца возлагается бремя доказывания того, что сделка причинила ущерб интересам компании.
  2.   Отдельным пунктом постановления указывается, что решения об одобрении сделок, принятые до 1 января 2017 года, в отношении сделок, которые не были заключены до этой даты, действуют и после нее, а также могут рассматриваться как надлежащее согласие на совершение сделки. При этом они должны соответствовать корпоративному законодательству.

Вместе с тем Пленум ВС подчеркивает: часть «старых» разъяснений ВАС от 2014 года теряет свою силу и более не является актуальной.

В договорах строительного подряда, нередко устанавливается порядок оплаты в виде привязки платежей к определенному событию. Но если оно никак не наступает, а сторона не может получить свои деньги – тут и возникает проблема «мерцающей каузы». Упраздненный Высший арбитражный суд сначала не признавал подобные условия – указывал, что нельзя определять срок с помощью события, которое необязательно наступит. Потом такие нормы стали считать допустимыми. Но остался вопрос, что делать, если событие так и не наступило?

Точку в нем поставил Верховный суд своим определением по делу № А40-67546/2016. В нем стороны спорили о платеже, который по договору уплачивался «после ввода объекта в эксплуатацию и окончания гарантийного срока в отношении этого объекта». Экономколлегия определила, что ориентироваться надо на разумные сроки. Например, когда срок оплаты привязан к моменту ввода дома в эксплуатацию. Он считается наступившим, если дом по всем срокам уже должны были сдать в эксплуатацию, но не сделали этого.

Данное Постановление является крайне важным для разрешения различных споров по неисполненным обязательствам в части их оплаты и блокируют недобросовестность в поведении Заказчика.

Связаться с нами

Мы представляем регионы России:


г.Москва и Московская область; г.Санкт-Петербург; г.Краснодар; г.Ростов-на-Дону; г.Волгоград; г.Тюмень; г.Омск; г.Томск; г.Новосибирск; г.Улан-Удэ; Ханты-Мансийский автономный округ

ЗЕЛИНСКАЯ «Управление Рисками в Бизнесе» 2019